3.4. «Газпром» + «Роснефть»? Газпром роснефть


«Газпром» и «Роснефть» договорились об обмене газом на Дальнем Востоке :: Бизнес :: РБК

Как стало известно РБК, «Газпром» согласился поставлять газ для будущего завода «Роснефти» в обмен на сырье для расширения «Сахалина-2». В августе Владимир Путин поручил урегулировать многолетний спор между компаниями

Фото: Сергей Коньков / ТАСС

«Газпром» принципиально согласился поставлять 2,3 млрд куб. м газа в год на будущий НПЗ и нефтехимический комплекс «Роснефти» в Находке (ВНХК) к моменту его запуска в 2021–2022 годах. Об этом стороны договорились в начале сентября, выполнив августовское поручение президента Владимира Путина, рассказал РБК источник, близкий к одной из сторон переговоров. По его словам, глава «Роснефти» Игорь Сечин и глава «Газпрома» Алексей Миллер лично обсуждали детали и пришли к компромиссу.

Взамен «Роснефть» пообещала продать «Газпрому» газ с «Сахалина-1» для строительства третьей очереди завода «Сахалин-2» мощностью 5 млн т в год, также знает источник РБК. Информацию о том, что стороны пришли к соглашению по поставке газа «Газпрома» для ВНХК, подтвердили РБК три федеральных чиновника. Двое из них знают, что речь идет о поставке ежегодно 2,3 млрд куб. м и соглашение увязано с обязательствами поставить газ «Сахалина-1» для «Сахалина-2».

«Роснефть» является одним из акционеров проекта «Сахалин-1» (с долей 20%), но обещала добиться согласия по вопросу поставок газа для проекта «Газпрома» и других его участников, включая ExxonMobil. Сколько газа «Сахалина-1» и по какой цене обещали акционеры проекта «Газпрому», собеседник РБК не сказал.

Федеральный чиновник сказал РБК, что это «полный объем газа проекта». Близкий к акционерам «Сахалина-2» источник также подчеркнул, что завод по производству сжиженного природного газа (СПГ) «Газпрому» не удастся расширить без получения всего добываемого на «Сахалине-1» газа — не менее 7–8 млрд куб. м в год.

«Операторы проектов «Сахалин-1» и «Сахалин-2» обменялись детальными обязывающими офертами по покупке газа «Сахалина-1», содержащими формулы цены и детали поставок газа», — сказал 20 сентября журналистам заместитель министра энергетики Кирилл Молодцов. По его словам, обе оферты содержат формулу цены, точки поставки и приема, объемы поставок и параметры качества газа. Промежуточные итоги этих переговоров планируется обсудить в рамках заседаний уполномоченного государственного органа «Сахалина-1» и наблюдательного совета «Сахалина-2» на следующей неделе. Он также выразил надежду, что до конца года будет готово технико-экономическое обоснование (ТЭО) проекта ВНХК, которое делает итальянская компания Saipem, и сказал, что пока завод по-прежнему рассчитан на две очереди: первая предусматривает переработку 12 млн т нефти, а вторая — 3,4 млн т нефтехимического сырья.

Официальный представитель Минэнерго сообщил РБК, что ведомство активно содействует достижению оптимального решения по поставкам газа на ВНХК. Запросы РБК в Минэкономразвития и Минфин их представители переадресовали в Минэнерго и компании. Представители «Роснефти» и «Газпрома» от комментариев отказались.

Два «Сахалина» Проект «Сахалин-1» реализуется на условиях соглашения о разделе продукции (СРП) и включает три месторождения — Чайво, Одопту и Аркутун-Даги — на шельфе острова Сахалин. Оператором этого проекта с долей 30% выступает Exxon Neftegas Ltd, у «Роснефти — 20%, у японской Sodeco — 30% и у индийской ONGC — 20%. Потенциальные извлекаемые запасы трех его месторождений оцениваются примерно в 307 млн т нефти и 485 млрд куб. м газа.

«Сахалин-2» — еще один СРП-проект, предусматривающий производство сжиженного природного газа на базе разработки Пильтун-Астохского и Лунского месторождений нефти и газа Сахалина. Его оператором является компания Sakhalin Energy, которую контролирует «Газпром», акционерами компании выступают также Royal Dutch Shell, Mitsui & Co. и Mitsubishi Corporation. В 2016 году Sakhalin Energy добыла 5,51 млн т нефти и конденсата и произвела 10,93 млн т СПГ.

Будет ли у «Роснефти» СПГ?

Два источника РБК, близких к двум разным акционерам проекта «Сахалин-1», утверждают, что новые договоренности не отменяют планов строительства СПГ-завода «Роснефти» и Exxon на Дальнем Востоке в рамках проекта «Сахалин-1». Но собеседник, близкий к акционерам «Сахалина-2», и федеральный чиновник утверждают, что в рамках «Сахалина-1» такому заводу может не хватить газа. Возможно, «Роснефть» решила предпочесть нефтехимический завод СПГ-заводу «по экономическим соображениям», сказал один из собеседников РБК.

«Появление дальневосточного СПГ-завода на базе «Сахалина-1» в случае достижения договоренностей о продаже газа с него для расширения «Сахалина-2» вызывает сомнение, так как тогда заводу «Роснефти» и Exxon окажется недостаточно ресурсов газа. Часть его уже сейчас закачивается в пласт для нужд сохранения уровня добычи нефти», — напоминает заместитель генерального директора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач. По его оценкам, для расширения «Сахалина-2» на 5 млн т либо строительства СПГ-завода «Роснефти» той же мощности нужно не менее 7,5 млрд куб. м газа в год.

Таким образом, по мнению эксперта, «Газпром» и «Роснефть» пришли к разумному компромиссу: нефтяная компания предпочла обеспечить свой нефтехимический проект газом, пожертвовав СПГ-заводом, требующим значительных инвестиций, из-за того, что сжиженный газ продолжает дешеветь на фоне роста объемов мощностей по его производству в мире. А «Газпром», который протестовал против того, чтобы «Роснефть» использовала газ «Сахалина-1» для строительства конкурирующего с его газом в странах Азии СПГ-проекта, добился своего и заодно договаривается об обеспечении этим газом своего проекта, заключил Гривач.

Спор между «Газпромом» и «Роснефтью» о том, кто будет обеспечивать еще не построенный завод ВНХК газом, длится не менее четырех лет. Начало строительства дальневосточного нефтеперерабатывающего и нефтехимического комплекса откладывается с 2009 года. В конце июня текущего года Минэкономразвития сочло этот проект неокупаемым даже за 25 лет, писали «Ведомости» со ссылкой на письмо замглавы ведомства Николая Подгузова в правительство.

Ранее «Газпром» отказывался поставлять свой газ на ВНХК, обещав только прокачать собственный газ «Роснефти». Газовая монополия объясняла свою позицию тем, что у конкурента есть газ, для того чтобы строить СПГ-завод с ExxonMobil на Дальнем Востоке мощностью не менее 5 млн т на первую очередь и экспортировать СПГ. Но компания хочет купить топливо по внутренней цене для нужд другого своего проекта, отмечали в «Газпроме».

В феврале РБК писал: «Газпром» готов «обеспечить поставку газа для нужд ВНХК по газопроводу Сахалин — Хабаровск — Владивосток из ресурсов, имеющихся в достаточном объеме у «Роснефти» на шельфе Сахалина». Хотя еще в конце декабря 2016 года Путин поручил самому «Газпрому» обеспечить газом предприятие «Роснефти».

На совещании по вопросам реализации крупных инвестпроектов на Дальнем Востоке 3 августа Путин поручил «Роснефти» и «Газпрому» при участии правительства договориться о поставках газа для нужд ВНХК. «Я прошу правительство и администрацию в части экономического блока эту работу провести между компаниями и добиться решения», — говорил он. Президент также отдельно поручил Миллеру ​«подойти неформально и не с точки зрения какой-то конкуренции, а с точки зрения интересов дела в целом» к вопросу этих поставок.

www.rbc.ru

Газпром vs Роснефть: битва гигантов

16 марта 2016, 03:44

В этом году рыночная капитализация производителя нефти может превысить стоимость газового монополиста. Газпром ощутил ущерб от снижения выручки со стороны рынков ЕС, а также от негативного эффекта, связанного с разногласиями с Украиной.
Газпром Роснефть Две энергетические компании, находящиеся в самом сердце экономики России, оказались на пороге исторического события, которое может сместить баланс сил в коридорах Кремля.

Капитализация Газпрома, крупнейшего в мире производителя природного газа, сейчас всего на 2,3 млрд. долл. превосходит капитализацию Роснефти, крупнейшей нефтяной компании России. Эта премия снизилась с более чем на 250 млрд. долл. (значение на 2008 год) и может быть нивелирована вследствие снижения капитализации Газпрома, которое длится уже на протяжении 5 лет, по мнению аналитиков из Otkritie Financial Corp., Aton LLC и Raiffeisen Bank AO. капитализация Газпрома - капитализация Роснефти

Читайте также: История BMW: 25 фото за 100 лет

«Роснефть может догнать по капитализации Газпром уже в этом году» — говорит Андрей Полищук, аналитик из Raiffeisen Bank, Москва.«Государственная компания, экспортирующая газ, сталкивается с растущей конкуренцией и снижением цен на своем основном рынке (Европа) уже на протяжении более десятилетия. Вдобавок к этому, стоимость снижается ввиду расходов средств на строительство новых газопроводов». С того момента, как президент России Владимир Путин пришел к власти в 1999 году, он использовал нефтегазовый сектор для восстановления разрушенной в результате коллапса 1990-х годов экономики России. В данном контексте две гигантские национальные компании – Роснефть и Газпром были встроены в центр экономической и политической систем страны.

Пресс-служба компании Газпром отказалась комментировать оценки рыночной стоимости газового гиганта, добавив, что «в долгосрочной перспективе, Газпром будет поддерживать свою финансовую стабильность, осуществляя ключевые инвестиционные проекты». В компании Роснефть комментировать ситуацию отказались.

Читайте также: Нефть vs бюджет России: казна умирает от голода

Соперничество в Кремле
Объем налогов и сборов, который платят эти два производителя, составляет почти 30% от всех поступлений в национальный бюджет страны. Эти компании тратят десятки миллиардов долларов каждый год на строительство газопроводов, портов, транспортную инфраструктуру, строительство добывающих мощностей, а также в другие направления, которые являются драйверами российской нефтегазовой индустрии.

Алексей Миллер, генеральный директор Газпрома и генеральный директор Роснефти Игорь Сечин являются соратниками Путина, последовавшие за ним из городской администрации Санкт-Петербурга, и имеют существенное влияние в Кремле. Однако, их интересы иногда сталкиваются ввиду того, что каждый из них стремится получить выгоду для собственной компании.

«Это конкурентный мир» — сказал Артем Кончин, аналитик по нефтегазовому сектору из Otkritie Financial Corp.«Мы наблюдаем, как обе компании тщательно отслеживают уплату налогов, отчисления в бюджет, дивидендную политику и квартальные отчеты друг друга. Для Роснефти обогнать Газпром безусловно важно, как для компании, так и для ее менеджмента, учитывая историческое противостояние этих двух гигантов. Лидирующая позиция может наделить генерального директора одной из компаний дополнительным влиянием и усилить возможность лоббирования. К примеру, на текущий момент Газпром пользуется монопольным положением на экспорт природного газа, в то время как Роснефть стремится выйти на международный рынок по этому направлению».Читайте также: Спасение экономики России: фокус правительства на рынке труда
Домининант
Более 10 лет назад сомнение относительно того, какая из этих компаний является доминирующей, было невелико: газовая монополия являлась существенной геополитической силой, в то время как Роснефть производила примерно 10% от того объема, который производит сегодня. Правительство хотело объединить производство нефти с газовой компанией, однако Роснефть в последний момент удалось этого избежать. запасы нефти Роснефти и Газпрома - EBIDTA Газпрома и EBIDTA Роснефти - capex Газпром все еще превосходит Роснефть по объемам производства. Нефтегазовое производство Газпрома эквивалентно 8 млн. баррелям нефти в день, тогда как Роснефть добывает примерно 5 млн. баррелей в день. Газпром, как ожидается, отчитается о EBITDA за 2015 год на уровне в 29,7 млрд. долл., аналогичный показатель у компании Роснефть, согласно среднему прогнозу аналитиков, составит в 2015 году 18,9 млрд. долл.

Газпром в долгосрочной перспективе сталкивается с большими трудностями, чем Роснефть, считает Андрей Полищук из Raiffeisen Bank, Москва.

Россия разорвала отношения с Турцией, которая является вторым по величине рынком сбыта экспортного газа. Компания также сталкивается со сложностями касаемо установки цен за транзит газа через территорию Украины, а также с риском роста конкуренции на европейском рынке со стороны других производителей из США, Норвегии и Ближнего Востока.

Читайте также: Смотрите 5-летний коллапс нефтяного сектора США за несколько секунд

В прошлом году цены на нефть снизились примерно на 27%, в то время как тарифы Газпрома на границе с Германией (крупнейший рынок сбыта компании) снизились на 48%. Котировки сырой нефти восстановились с отметок в 27 долл. за баррель (достигнутых в январе) на 50%, в то время как цены на газ, как ожидается, продолжат снижаться из-за того, что цены в большинстве экспортных контрактов привязаны к котировкам на нефть с временным лагом от 6 до 9 месяцев.динамика цен на энергоносители У Газпрома есть несколько путей, с помощью которых компания может способствовать росту котировок своих акций, говорит Кончин из Otkritie Financial Corp. Компания может имплементировать жесткую дисциплину расходования денежных средств и переключится на другую схему расчета дивидендов, в результате чего больший объем денежных средств будет направляться акционерам. А стоимость акций компании Роснефти все таки остается привязанной к ценам на нефть.

Читайте также: Электромобили: перспективы нефти

Сделка компаний Роснефть и TНK-BP объемом 55 млрд. долл. стала омрачена коллапсом нефтяных котировок. Роснефть сейчас оценивается в 45 млрд. долл.; также у компании существенная долговая нагрузка. Данное значение соответствует примерно 30% от цели, обозначенной Сечиным на встрече с Путиным в 2013 году. Президент России в прошлом году критиковал Сечина за неправильные шаги касаемо данной сделки.

Однако, у Роснефти тоже есть рычаги, с помощью которых она может способствовать росту своих акций, сказал Александр Корнилов, аналитик из Aton, Москва:

«Смягчение международных санкций, в результате которых доступ на рынки капитала был заблокирован, или приватизация части государственной доли в Роснефти может вызвать рост котировок акций компании. Доступ же компании Газпром на международные финансовые рынки не попадает под прямое действие санкций, и государство не планирует продавать дополнительный объем акций газового гиганта».

marketpost.net

3.4. «Газпром» + «Роснефть»?. Русская нефть. Последний передел

3.4. «Газпром» + «Роснефть»?

Если в 2003 году основной интригой в газовой отрасли была борьба в треугольнике «Газпром» — «правительственные либералы» — независимые производители газа», то в 2004 году наиболее «сочной» темой стало сражение между кремлевскими кураторами газовой монополии. Именно в борьбе «петербургских юристов» (во главе с руководителем администрации президента Дмитрием Медведевым, также возглавляющим совет директоров «Газпрома») и «петербургских силовиков» (неформальным лидером которых является формальный заместитель Медведева Игорь Сечин, руководящий советом директоров «Роснефти») решалось будущее «Газпрома», а возможно, и всего нефтегазового комплекса «России».

Именно «силовики» стали локомотивом передела собственности в нефтегазовом комплексе России. Вначале им удалось получить контроль за крупнейшими государственными топливно-энергетическими компаниями («Газпром», «Роснефть» и «Зарубежнефть»), После этого они добились кураторства над «Сургутнефтегазом» и «ЛУКОЙЛом» и начали наступление на «ЮКОС». Основная задача «силовиков» — получить контроль над всеми ведущими нефтегазовыми компаниями, что позволило бы создать «зонтичную» корпорацию, в руках которой находилась бы практически вся добыча нефти и газа в стране. Именно они лоббировали укрупнение «Газпрома», добиваясь присоединения к нему нефтяных активов. Так что объявленное в сентябре 2004 года слияние «Газпрома» и «Роснефти» было вполне на руку «силовикам».

По этой причине объединение «Газпрома» и «Роснефти» вполне можно назвать реализацией давних стратегических планов «силовой» элиты. Тем более что предложения «силовиков» по доминированию госкомпаний в ТЭК вписываются в общую логику проводимых Путиным преобразований, нацеленных на укрепление позиций государства как в политике, так и в экономике.

Правда, существовала и другая версия слиянии двух госкомпаний. Она. основана на том, что Владимир Путин, с одной стороны, находится в сильной зависимости от «силовой» элиты. Но, с другой стороны, президент старается поддерживать баланс сил, пытаясь не допустить чрезмерного укрепления «силовиков». В частности, их конкуренты из числа «петербургских юристов» сохранили рычаги контроля над «Газпромом» — ведь именно Дмитрий Медведев является председателем совета директоров монополии. Да и председатель правления корпорации Алексей Миллер* который всегда считался с интересами «силовой» элиты, все же является скорее креатурой самого Путина, чем Сечина или Патрушева.

Так что нельзя исключать, что Путин опасается передавать «силовикам» полный контроль над российским ТЭКом — ведь это сделало бы их слишком влиятельной группировкой. На этом основании строится предположение, что укрепление позиций «Газпрома» было сделано по инициативе «петербургских юристов». Ходят упорные слухи о том, что решение о слиянии «Газпрома» и «Роснефти», объявленное 14 сентября на встрече Путина, Фрадкова и Миллера и формально инициированное премьер-министром, было принято накануне совершенно спонтанно на совещании Путина, Медведева и Миллера.

Сторонники такого подхода указывают на то, что Сечин в начале 2004 года сделал ставку не на «Газпром», а на «Роснефть». Летом Сечин возглавил ее совет директоро в, после чего был запущен скрытый процесс накачки «Роснефти» нефтяными ресурсами. В частности, речь идето многочисленных лицензиях на перспективные нефтяные поля вдоль предполагаемых экспортных маршрутов.

Лицензии сроком на один год получены на участки, расположенные на территории Туруханского района Красноярского края и прилегающие с юга к Ванкорскому месторождению: Западно-Лодочный, Восточно-Лодочный, Советский, Полярный, Нижнебайхский и Лебяжий, а также на участки недр на территории Усть-Енисейского района Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа вдоль трассы и к востоку от проектируемого маршрута нефтепровода «Ванкор — Диксон»: Байкаловский, Проточный, Песчаный и Самоедовский. Суммарные прогнозные ресурсы лицензионных участков предварительно оцениваются более чем в 700 млн. тонн (5 млрд. баррелей) нефти. Минимальная оценочная стоимость данных запасов превышает 5 млрд. долларов. В сценарии накачки «Роснефти» активами могло найтись место и предприятиям «ЮКОСа», и прежде всего «Юганскнефтегазу», что сделало бы «Роснефть» крупнейшей нефтяной компанией (НК) России с доказанными запасами нефти и газа свыше 20 млрд. баррелей нефтяного эквивалента. Ведь именно Сечин был основным куратором «дела «ЮКОСа» в АП и главным лоббистом радикального развития событий вокруг компании.

Указывается и на то, что решение по слиянию «Газпрома» и «Роснефти» подавалось как первый шаг либерализации рынка акций «Газпрома». В обмен на 100 % акций «Роснефти» государство должно было получить 10,7 % ценных бумаг «Газпрома», находящихся в собственности его «дочек», и тем самым сформировать контрольный пакет акций газовой монополии, после чего планируется отменить ограничения на торговлю ценными бумагами «Газпрома». Это в большей степени соответствует установкам «юристов» и «либералов», нежели «силовиков».

На первый взгляд, дальнейшее развитие событий подтверщает тот факт, что за слиянием компаний стоял прежде всего Медведев, к которому затем примкнул Миллер. Об этом вроде бы говорит и конфликт Миллера с Богданчиковым. Последний, в частности, направил 20 сентября письмо В.Путину, в котором был изложен свой план вхождения нефтекомпании в ОАО «Газпром». Он включал в себя пять основных пунктов:

• Необходима объективная оценка активов ОАО «НК «Роснефть» и пакета акций ОАО «Газпром», предполагаемых к выкупу.

• Нужно сохранить существующую в ОАО «НК «Роснефть» организационную структуру управления бизнес-процессами, которая доказала свою эффективность и сможет обеспечить дальнейшее преиумножение стоимости находящихся в собственности ОАО «НК «Роснефть» активов.

• Принимая во внимание участие ОАО «НК «Роснефть» в стратегических для государства проектах, необходимо внести изменения в уставные документы компании, предусмотрев в составе совета директоров большинство представителей государства.

• Целесообразно сохранение ОАО «НК «Роснефть» в списке стратегических предприятий (приватизация компании невозможна без ее исключения из этого списка).

• Нужно предусмотреть сохранение корпоративной марки (брэнда) ОАО «НК «Роснефть» как основы преемственности взятых на себя компанией обязательств и платформы для развития имеющихся активов.

Конфликт между Миллером и Богданчиковым действительно очевиден. Как ясно и категорическое нежелание Медведева согласиться с планами главы «Роснефти». Так, 28 сентября в перерыве заседания совета директоров «Газпрома» Медведев заявил специально вызванному журналисту РИА «Новости» (что само по себе является знаковым событием) о том, что «Газпромнефть», в которую должны войти нефтяные активы «Роснефти», станет дочерним обществом «Газпрома» и будет работать в соответствии с принятыми в компании процедурами корпоративного управления. Важной задачей глава АП назвал недопущение размывания активов, участвующих в сделке, как это уже случалось ранее в самом «Газпроме».

Медведев прозрачно намекнул на имеющиеся подозрения относительно вывода менеджментом активов из «Роснефти». Тем самым он заставил руководителя «Роснефти» защищаться и оправдываться, а также возложил на последнего ответственность за сохранность всех активов компании (в условиях неконсолидированности «Роснефти» возможности для размывания активов действительно существуют).

Чуть позже уже Миллер в ходе поездки в Ямбург буквально по пунктам отверг все предложения Богданчикова. По его словам, после присоединения «Роснефти» к «Газпрому» ее нефтяные активы примкнут к нефтяным активам «Газпрома», а газовые — к его газодобывающим активам. По завершении сделки совет директоров «Газпрома» останется неизменным, а «Роснефть» вообще лишится этого органа.

Однако у такой версии слишком много слабых сторон. Во-первых, решение о слиянии «Газпрома» и «Роснефти» не могло приниматься спонтанно. Наоборот, это было заранее подготовленной мерой. Просто озвучена она была в наиболее подходящий момент. После событий в Беслане исполнительная власть решилась на реализацию очень многих мер, лежавших «в заначке». Причем большинство из них не относились к теме борьбы с терроризмом. Но зато появилась отличная возможность для обоснования подобных действий. Кроме того, внимание СМИ было привлечено к реформированию политической системы, и на слияние двух госкомпаний обратили меньшее внимание. Показательно, что заявление о создании «Газпромнефти» прозвучало буквально на следующий день после знаменитого выступления президента Пугина 13 сентября, в котором он отменил прямые выборы губернаторов и ввел выборы в Думу только по партийным спискам. Разговоры же о необходимости либерализации рынка акций «Газпрома» и получения государством контрольного пакета в газовой корпорации могли служить лишь «дымовой завесой». Реальной же целью было начало создания единой государственной нефтегазовой суперкорпорации.

Во-вторых, именно «силовики» выступали идеологами усиления позиций государства в ТЭК и курса на единую нефтегазовую корпорацию, в то время как «юристы» пытались запустить в отрасли конкурентные механизмы. В-третьих, Пугин не решился бы «отнять» «Роснефть» у Сечина — это был бы слишком серьезный вызов для «силовиков», с которыми президент вряд ли рискнет рассориться. Ведь именно они обеспечивают функционирование специальных служб, что особенно актуально в период роста террористической активности. Показательно, что после бесланской трагедии ряд экспертов уверенно говорил об отставке Патрушева, — однако Путин даже не рассматривал такой возможности. В-четвертых, объединение «Газпрома» и «Роснефти» произошло накануне продажи активов «ЮКОСа» и стало прекрасным обоснованием для наращивания нефтяных активов компании. Именно после объединения госкомпаний были озвучены планы «Газпромнефти» по приобретению активов «ЮКОСа», а также возможному присоединению «Сибнефти» и «Сургутнефтегаза». Все это полностью соответствует планам «силовиков», но абсолютно противоречит намерениям «юристов» и «либералов».

Конфликт же между Богданчиковым и Миллером также вполне объясним. Руководители «Газпрома» и «Роснефти» сразу же начали борьбу за ресурсы и собственную роль в единой корпорации. Это является вполне нормальным аппаратным ходом. Но Сечин мог сознательно подогреть этот конфликт. Он понимает, что Медведев остается опасным конкурентом. И Сечину надо показать президенту Путину, что Медведев не справляется с ролью куратора «Газпрома». Борьба между главами «Газпрома» и «Роснефти» — лучшее тому доказательство. Ведь если председатель совета директоров супермонополии не может сгладить в ней внутренние противоречия, его нужно менять.

При таком развитии событий Сечин может занять пост председателя совета директоров укрупненного «Газпрома». Подобный расклад оставляет не у дел нынешнего председателя совета директоров монополии и формального начальника Сечина в АП Дмитрия Медведева. Но ему могли бы предложить аналогичную должность в другой компании, например, в РАО «ЕЭС России», что означало бы снижение уровня его политического влияния. Тем более что такой прецедент в новейшей российской истории уже был. В бытность руководителем АП Волошин занимал пост председателя совета директоров РАО, а его зам Дмитрий Медведев — председателя совета директоров «Газпрома».

Но пока борьба между «силовиками» и «юристами» еще не закончена, Об этом говорит и тот факт, что «Газпромнефть», в которую еще не включили «Роснефть», была продана накануне аукциона по «Юганскнефтегазу». А сама ЮНГ купила де-факто «Роснефть», Это было связано с юридическими рисками, которые возникали перед «Газпромом», и не должно повлиять на слияние нефтяных активов «Газпрома» и «Роснефти» — только теперь они, по всей видимости, будут объеденены в другой «дочке» — скажем, «Нефтьгазпром». Однако кадровые выводы вполне могут последовать. Скажем, Сечин может показать президенту Путину, что именно Медведев и Миллер не смогли квалифицированно провести объединение «Газпрома» и «Роснефти» и создали лишние проблемы при покупке «Юганскнефтегаза». Так что ситуация вокруг ЮНГ вполне может стать причиной серьезных кадровых решений в газовой монополии. Но общий курс на «распухание» газового концерна не изменится.

Медведев во все более ожесточенной борьбе с «силовиками» за право контролировать газовую корпорацию рассчитывает на поддержку «петербургских либералов», идейно близких к «юристам».

Исход конфликта может иметь и предвыборную подоплеку: группа, которая одержит победу, по-видимому, получит преимущественное право при определении преемника или изменении политического устройства страны к окончанию второго срока Путина.

Пока фаворитами все же выглядят «силовики», намеренные сделать ставку на усиление роли «Газпрома» в топливно-энергетическом комплексе. Об этом наглядно говорят события, происходившие в газовой отрасли с марта по сентябрь 2004 года. Все отчетливее проявляется курс на дальнейшую монополизацию газового бизнеса со стороны «Газпрома», а развитие независимой от концерна добычи «голубого топлива» все больше контролируется со стороны монополиста. Ситуация в частных нефтяных корпорациях, скорее всего, не позволит им реализовать амбиции по выходу на газовый рынок даже в неполном объеме.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

public.wikireading.ru


Смотрите также