Катар заменил "Роснефти" Китай. Продажа акций роснефть катару


Glencore и Катар покупают акции нефтяного гиганта «Роснефть» | Экономика | ИноСМИ

Москва. — Россия заявила о продаже 19,5% акций государственного нефтяного гиганта «Роснефть» консорциуму в составе компании Glencore и Катара. Сумма сделки оценивается в 10,5 миллиарда евро (11,3 миллиарда долларов), и Россия в результате ее заключения получит столь необходимые ей валютные средства в обмен на пакет акций одной из самых ценных своих компаний.

В среду вечером российский президент Владимир Путин и глава «Роснефти» Игорь Сечин обсудили заключенное соглашение, о чем сообщает кремлевский вебсайт. Российское государство сохранило за собой контрольный пакет «Роснефти», часть акций которой принадлежит британской нефтяной корпорации BP.

Но есть определенные нестыковки в кремлевском заявлении об условиях сделки и в том, как их описывает Glencore.

Эта зарегистрированная в Швейцарии компания отметила, что переговоры по сделке «находятся в финальной стадии», и что она взяла на себя обязательства на сумму 300 миллионов долларов. Она также получила право на покупку у «Роснефти» дополнительно 220 тысяч баррелей нефти в день в течение пяти лет за свои коммерческие услуги.НПЗ Essar Oil в городе Вадинар. 4 октября 2016 года.Reuters16.11.2016Financial Times19.01.2016Aktuálně.cz17.11.2016Остальные деньги предоставит Катар и кредитные банки, отмечает в своем заявлении Glencore. Структура соглашения говорит о том, что риски компании будут ограничены ее 300-миллионными инвестициями, что соответствует 0,54% стоимости «Роснефти».

По словам Сечина, Glencore и катарский суверенный фонд получат по половине из пакета в 19,5%.

Получить комментарии у Катара в среду вечером не удалось.

Россия давно уже говорила о возможности реализации части акций «Роснефти», которая является крупнейшей в мире нефтедобывающей компанией из числа зарегистрированных на бирже. Но она долго тянула с продажей, хотя из-за низких нефтяных цен и двухлетней рецессии федеральный бюджет явно истощился. Видимо, это усилило переговорные позиции Кремля.

Хотя в этом году Россия добывает и экспортирует больше нефти, ее доходы от продаж резко упали из-за снижения цен. С января по август российские доходы от нефтяного экспорта снизились на 27% до 46 миллиардов долларов, о чем сообщила Федеральная таможенная служба.

Продажа акций «Роснефти» стала большим успехом для Путина, поскольку США и Евросоюз ввели против России санкции из-за ее военной интервенции на Украине.

Россия в основном рассчитывала на китайское финансирование, и аналитики рассматривали китайские и индийские государственные энергетические компании в качестве возможных покупателей акций «Роснефти». «Роснефть» вошла в список компаний, против которых Соединенные Штаты ввели санкции, ограничивающие ее возможности по получению долларовых кредитов.

По словам старшего партнера московской консалтинговой фирмы Macro Advisory Ltd Криса Уифера (Chris Weafer), эта сделка ослабит обеспокоенность по поводу наполнения бюджета до следующих президентских выборов, которые состоятся весной 2018 года.

«Это диверсификация политических отношений и инвестиций, — сказал Уифер. — Она показывает, что покупателей много, и что России вовсе необязательно продавать свои активы по дешевке Китаю или Индии».

Продажа акций также поможет «Роснефти» расширить доступ к мировым нефтяным рынкам за счет налаживания отношений с крупным нефтяным трейдером, сказал директор по российским исследованиям из консалтинговой фирмы Wood Mackenzie Майкл Мойнихан (Michael Moynihan).

На встрече в Кремле Путин поздравил Сечина с заключением сделки и сказал, что она состоялась в благоприятный момент, так как после достигнутой на прошлой неделе договоренности стран ОПЕК о сокращении объемов добычи цены на нефть поднялись.

Россия тоже дала согласие сократить добычу на 300 баррелей в день, и ожидается, что в эти выходные она заключит соответствующее соглашение. Таким образом, «Роснефти» тоже придется пойти на сокращение добычи вместе со своим новым акционером Катаром, который является влиятельным членом ОПЕК и близким союзником главного мирового экспортера нефти Саудовской Аравии.

Недавно «Роснефть» предприняла шаги, укрепляющие контроль российского государства над нефтяным сектором, приобретя в октябре за пять миллиардов долларов контрольный пакет акций российского нефтепроизводителя средней руки «Башнефть». В 2013 году «Роснефть» купила своего конкурента ТНК-ВР за 55 миллиардов долларов.

Некоторые министры правительства давно уже настаивали на продаже части «Роснефти». Но Сечин противился этому, пытаясь сохранить и усилить контроль государства над нефтяным сектором, который дает в федеральный бюджет жизненно необходимые доходы.

Исполнительный директор Glencore Айван Глазенберг (Ivan Glasenberg) сосредоточился на распродаже активов и на сокращении задолженности, когда акции его фирмы в прошлом году резко упали в условиях снижения сырьевых цен. Компания приостановила выплату дивидендов и стала продавать активы, начиная с перуанских золотых приисков и кончая канадскими сельскохозяйственными предприятиями.

На прошлой неделе Glencore достиг переломного момента, заявив, что в будущем году намерен возобновить выплату дивидендов. Этот шаг частично реабилитировал честолюбивого Глазенберга, чья агрессивная инвестиционная стратегия и огромные долги стали для компании черной меткой, когда цены на сырье в 2015 году упали из-за снижения спроса в Китае и других странах.

Свой материал для статьи предоставила Линн Кук (Lynn Cook).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

Катар заменил "Роснефти" Китай | Бизнес

Катарский инвестфонд QIA согласился спасти сделку по продаже 14,16% акций «Роснефти» после того, как конечный покупатель китайская CEFC оказалась недееспособной после ареста своего основателя Е Цзяньмина властями КНР. Теперь QIA станет прямым владельцем 19% акций российской госкомпании, почти полностью выкупив долю своего партнера — трейдера Glencore за €3,7 млрд. Это позволит Glencore погасить кредит, взятый в декабре 2016 года на покупку доли в «Роснефти». Сделку можно считать символом укрепления связей между РФ и Катаром, констатируют эксперты.

Сделка по продаже 14,16% акций «Роснефти» частной китайской компании CEFC разорвана, покупателем пакета выступит катарский госфонд QIA, сообщил в пятницу швейцарский трейдер Glencore. Трейдер вместе с QIA сейчас владеет этим пакетом через сингапурское СП QHG Oil Ventures, но по итогам сделки сохранит в «Роснефти» только 0,53%. Доля QIA в нефтекомпании вырастет до 18,93%, и фонд станет третьим по размеру акционером «Роснефти» после РФ (Росимущество владеет 50% акций через «Роснефтегаз») и британской BP (19,75%).

Такая конфигурация завершает полугодовую эпопею с попыткой продажи акций «Роснефти» через QHG Oil Ventures китайской компании. CEFC, представляющая собой конгломерат различных бизнесов с непрозрачной финансовой историей, столкнулась с критическими проблемами после того, как в марте китайские власти арестовали ее основателя Е Цзяньмина, обвинив его в экономических преступлениях. В итоге CEFC не смогла собрать деньги на покупку пакета «Роснефти» (предварительно ей требовалось около $9 млрд) и сейчас борется за выживание, сокращая сотрудников и распродавая активы. «Если бы в такой ситуации сделка с CEFC по акциям "Роснефти" прошла, это была бы катастрофа»,— отмечает один из собеседников “Ъ” на рынке.

QIA вместе с Glencore выступили первоначальными покупателями 19,5% акций «Роснефти» в ходе приватизации в декабре 2016 года. Тогда катарцы напрямую купили 4,77% «Роснефти», Glencore — 0,53% (эти пакеты были оплачены денежными средствами). Основную часть пакета «Роснефти» в 14,16% QIA и Glencore приобрели совместно на кредит ряда российских банков (€2,2 млрд) и итальянского Intesa Sanpaolo (€5,2 млрд), причем эти акции были переданы в залог. Изначально предполагалось, что проценты по кредиту будут погашаться за счет дивидендов «Роснефти», которые специально для этого были повышены сначала до 35% прибыли «Роснефти» по МСФО, а потом по распоряжению президента РФ Владимира Путина до 50%.

Однако план столкнулся с рядом сложностей. Во-первых, из-за западных санкций Intesa не смог синдицировать свой кредит, из-за чего он остался, по данным “Ъ”, более дорогим, чем планировалось. Во-вторых, укрепление евро к доллару и рублю привело к тому, что даже увеличенные дивиденды «Роснефти» не покрывали платежей по кредиту. Так, по оценке “Ъ”, если эффективная ставка по кредиту составляла 5% (соответствует рынку), выплаты процентов по нему достигали €370 млн, тогда как QIA и Glencore получили на пакет 14,16% в 2017 году только €224 млн дивидендов (по курсу на сентябрь 2017 года). В-третьих, ослабление рубля и угроза новых санкций против российских компаний привели к падению рыночной стоимости акций «Роснефти» в евро. Если в январе 2017 года пакет 14,16%, переданный в залог, стоил на рынке €7,9 млрд, то уже в августе, перед договоренностями с CEFC,— всего €6,5 млрд, то есть меньше объема кредита в €7,4 млрд. Это создавало дополнительные риски для банков.

Glencore сообщил, что получит €3,7 млрд за половину пакета в 14,16% — это позволит ему погасить свою долю кредита, привлеченного полтора года назад. Кроме того, трейдер сможет сохранить контракт с «Роснефтью» на поставку 10 млн тонн нефти в год. Как будет финансировать сделку сам QIA, неизвестно. Не исключено, что фонд мог получить кредит от российских банков для покупки доли Glencore, поскольку ВТБ официально заявлял, что был готов финансировать сделку для CEFC (привлечение западных банков к сделке, учитывая санкции, маловероятно). Отметим, что 1 мая совет директоров «Роснефти» одобрил программу обратного выкупа акций (buyback) объемом $2 млрд на 2018–2020 годы. Программа buyback традиционно используется для поддержания котировок акций, и если QIA привлекал банковское финансирование для этой сделки и заложил часть своего пакета, то наличие подобной «страховки» в виде buyback может быть важно для банков.

Ключевой для рынка вопрос заключается в том, является ли QIA в нынешней конфигурации временным держателем пакета или он станет крупным акционером «Роснефти» надолго. По мнению собеседников “Ъ”, учитывая ситуацию с санкциями против «Роснефти» и их возможное ужесточение, на практике найти других покупателей на акции компании будет крайне сложно, а после разрыва сделки с CEFC «Роснефть», вероятно, будет более осторожна в выборе партнеров. Пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев сообщил “Ъ”, что нефтекомпания «наконец сформировала окончательную акционерную структуру, получив нового стратегического партнера в виде QIA». По его словам, «скоро рынок увидит целый ряд двусторонних международных сделок», в том числе и в газовой сфере.

По мнению экспертов, увеличение доли QIA в «Роснефти» означает дальнейшее усиление связей России и Катара. «Катар старается выйти из изоляции, в которую попал из-за недовольства со стороны его партнеров по Совету сотрудничества государств Персидского залива»,— отмечает профессор Института стран Азии и Африки МГУ Владимир Исаев. Эксперт по Катару Дмитрий Фроловский согласен, что «это сделка в духе катарской дипломатии — деньги в обмен на геополитические уступки, такая стратегия используется катарцами на протяжении нескольких десятилетий». Он отмечает, что эмир Катара Тамим бен Хамад аль-Тани приезжал в Москву на встречу с Владимиром Путиным в конце марта и «сегодняшние новости — отражение того визита». По мнению господина Фроловского, Катар, возможно, и не относит сделку по «Роснефти» к числу эффективных, но «Доха хочет показать, что в целом предрасположена к восстановлению и дальнейшему укреплению отношений с РФ».

<!-- AddThis Button BEGIN --> <div> <a fb:like:layout="button_count"></a> <a></a> <a g:plusone:size="medium"></a> <a></a> </div> <script type="text/javascript" src="//s7.addthis.com/js/300/addthis_widget.js#pubid=54027941"></script> <!-- AddThis Button END -->

rucompromat.com

Россия вернет Катару деньги за "Роснефть" | 07.06.17

Крупнейшая в российской истории приватизационная сделка - продажа госпакета "Роснефти" - может быть "отмотана назад".

Соглашение с Катарским инвестфондом QIA, который вместе с швейцарским трейдером Glencore приобрел 19,5% акций "Роснефти", содержит положение, которое обязывает Россию выкупить долю обратно в течение 10 лет.

Об этом в среду сообщает The Wall Street Journal со ссылкой на источники, знакомые с условиями продажи.

Такой формат сделки устраивал обе стороны, отмечают источники WSJ: в России против приватизации выступал глава "Роснефти" Игорь Сечин.

Катар же купил пакет, который не дает ему права ни участвовать в управлении, ни влиять на размер дивидендов, и его интерес заключается лишь в том, чтобы попытаться перепродать акции дороже.

Об обратном выкупе договорились лично президент России Владимир Путин и эмир Катара Тамим бен Хамад Аль Тани, утверждают источники.

Для России сделка, которая подавалась как победа над злопыхателями и прорыв международной экономической изоляции, стала по сути кредитом на сумму 10,2 млрд евро, которое правительство получило для латания дыры в федеральном бюджете, отдав в залог акции крупнейшей нефтедобывающей компании страны.

Катарский суверенный фонд, напомним, вложил в сделку 2,5 млрд евро собственных средств. Glencore, подконтрольная Катару, - еще 300 млн евро. Оставшуюся сумму предоставил итальянский банк Intesa, которому, в свою очередь, под 0% годовых кредит на 3 года в марте 2017 года выдал ЕЦБ.

Де-факто Катар стал посредником по получению денег Россией через итальянский банк, а сделка изначально проводилась в непрозрачном режиме с запутанной структурой, говорит управляющий GL Asset Management Сергей Вахрамеев.

Так, конечным держателем акций "Роснефти" стал сингапурский офшор QHG Shares, созданный по принципу "матрешки" - с использованием четырех "компаний-прокладок". Две из них (QHG Investment LLP и QHG Holding) зарегистрированы в Великобритании, одна - в Катаре (Qatar Holding), еще одна - на Каймановых Островах (QHG Cayman). Причем конечные бенефициары последней неизвестны.

Опцион на обратный выкуп может быть выгоден для Катара: при его наличии британские компании, созданнные под сделку, смогут не платить доход с капитала, объясняет Вахрамеев.

Ни Glencore, ни QIA не подтвердили соглашения об обратном выкупе.

Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков назвал возможность вернуть акции "Роснефти" в собственность государства "эвентуальными рассуждениями", в возможности которых тут же усомнился.

Источник РБК, утверждающий, что знаком с условиями приватизации, сообщил, что обратный выкуп был предусмотрен, но рассматривался как запасной вариант на тот случай, если Intesa не предоставит финансирования.

"Если нет денег, акции возвращаются обратно", - сказал источник. Теперь же, по его словам, риск миновал - деньги пришли; более того, итальянский банк уже синдицирует этот кредит.

Впрочем, пока желающих присоединиться к финансированию сделки с "Роснефтью" не нашлось.

www.finanz.ru