Банкротство мечел. "Мечел" подешевел почти вдвое. Эксперты: «Банкротство маловероятно»

Кремль защитил «Мечел» от банкротства. Банкротство мечел


«Мечел» - банкрот? - ЭкспертРУ

Слова, не исключающие банкротства «Мечела», слышны из самых высоких уст – от министра промышленности, первого зампреда правительства, председателя центробанка. Это, на деле, означает, что решение правительством уже принято: государственные деятели высшего ранга подобных вещей не произносят всуе.

Словам высших начальников предшествовала солидная «артподготовка»: в поддержке «Мечелу» сначала публично отказал государственный банк экономического развития, ВЭБ. Да и высказывания крупнейших кредиторов не отличались определённостью. Начальство ВТБ, например, хотя и не выражало радости по поводу возможного банкротства одного из крупнейших заёмщиков, однако и настойчивости в отстаивании его поддержки не проявило, по меньшей мере публично. Что изо всего этого следует заключить о судьбе «Мечела»?

Банкротство столь крупной – «системообразующей», как стали говорить после кризиса 2008 года – компании касается всей страны. Припомним, и банкротством General Motors в 2009 году занимались высшие лица США, включая президента Обаму. «Мечел» не так велик, как GM, но его значение для экономики России вполне достаточно, чтобы и им занималось правительство. Одних долгов у «Мечела» на несколько миллиардов долларов, и их невыплата ударит по банкам-кредиторам, среди которых на государственные приходится большая часть.

Вопрос с «Мечелом» не был бы столь любопытен и важен, если бы он, как и банкротство GM, был отдельным печальным последствием неудачного управления компанией. Пусть и очень крупной компанией. Разумется, неудачное управление и здесь имело место: компании, управляемые правильно, не разоряются. Однако несколько причин делают его более чем особенным.

Во-первых, в России пока не случалось банкротств предприятий подобного размера: случай с ЮКОСом иной природы. Для правительства это будет первый опыт, которого оно очень опасается. Вспомним, что в 2008-2009 строго предпочитали помогать государственными деньгами промотавшимся олигархам сохранить их предприятия в собственности. И то сказать: уберёшь собственника – кого поставить на его место? Кто окажется более умелым? Кто не украдёт?

Во-вторых, «Мечел» - одно из предприятий, прошедших приватизацию 1990-х, и впоследствии поменявших собственников: г-н Зюзин выкупал свои акции за деньги на вторичном рынке. (Его первоначальное состояние было сделано на торговле углем и на скупке акций угольных шахт в Кузбассе как раз в 1990-е). Он не назначенный, но сделавший себя олигарх. Его, в некотором приближении, можно полагать эффективным собственником в прямом смысле слова, без насмешки.

В-третьих, современный «Мечел» - не только Челябинский металлургический завод, давший имя компании, но и шахты, электростанции, порты, торговые и логистические предприятия, в том числе зарубежные. Зюзин осуществлял агрессивную стратегию роста путём приобретений и поглощений, и создал настоящий вертикально комбинированный концерн.

В-четвёртых, текущее состояние «Мечела» в значительной мере возникло как следствие кредитного способа финансирования «неорганического» роста компании.

Наконец, в пятых, силы «Мечела» были значительно подорваны кризисом 2008 года, когда и начались основные трудности, приведшие к его теперешнему положению.

Сегодня, когда окончательные решения не объявлены, читатель может поставить себя на место правительства и, дав волю воображению, «поиграть» в экономическую политику, чтобы позднее сравнить свои мысли с действительным ходом событий (а можно и написать свой прогноз в Сети, подставившись под публичную критику). Вашему же покорному слуге любопытнее, какие выводы следует сделать из истории с «Мечелом», протекшей по сей день.

Для начала: если бы не кризис, стратегия Зюзина могла оказаться выигрышной. Основная трудность компании –  низкий спрос и цены на сталь. С другой стороны, ясно, что г-н Зюзин плохо учил политэкономию (неважно, что марксистскую): циклические кризисы при капитализме были всегда, начиная с 1825 года, и ожидать, что подъём продлится более 10 лет, то есть далее 2010 года, было глупо. Задолженность же группы можно было выплатить, только если подъём середины 2000 продолжался бы года до 2020-го. Правда, банкиры, навыдававшие «Мечелу» кредитов, выглядят в данном отношении не лучше: продажа обеспечения в ходе банкротства на низкой конъюнктуре не позволит погасить задолженность целиком. 

Так или иначе, деловая стратегия, успех которой значительно зависит от внешних обстоятельств, несостоятельна: это то же самое, что и игра в рулетку. Расчёт на то, что правительство всегда выручит, даже если кризис подведёт, также плохая стратегия. И не потому, что правительство может не выручить: просто подобное поведение не приносит никакой пользы экономике, даже если и защищает личное богатство. Иными словами, оправдано только такое эгоистическое поведение предпринимателя, которое совпадает с общественным интересом (о чём писал и Адам Смит, когда толковал о нравственности).

Вывод для правительства: нельзя поддерживать разорившихся предпринимателей госсредствами. Ведь немалая часть задолженности «Мечела» образовалась уже после 2008 года. Чем раньше банкротство, тем меньше убытки.

Вывод для банкиров: нельзя полагаться на обеспечение. Стоимость акций и имущества окажется самой низкой как раз тогда, когда рыночная конъюнктура разорит заёмщика. А ещё, в отдел рисков (если у банка нет исследовательского подразделения) надо обязательно брать толкового знатока циклов и кризисов. Или хотя бы справляться у знатоков экономики в университетах и Академии Наук. День кризиса предсказать нельзя, однако признаки его более или менее скорого наступления существуют.

Вывод для любителей либерализма: частная собственность - не панацея. И частные лица совершают ошибки. Должно ли крупнейшие предприятия держать полностью в собственности отдельных лиц, так что сугубо частные ошибки способны производить государственные потрясения – вопрос, поменьшей мере, спорный. (Хотя и не следует отсюда, что прямое государственное владение предприятиями лучше).

Разумеется, что банкротство «Мечела» принесёт определённые убытки, особенно теперешним акционерам. Однако, как и банкроство GM, оно не станет трагедией для экономики страны и для сотрудников группы: освобидившиеся от долгов предприятия продолжат вполне успешно работать.

Что же до вопроса о собственнике, полагаю, правительству следует срочно позаботиться о создании специального инвестиционного фонда, который выкупал бы у банков подобные предприятия (банкам возрождение банкротов не по профилю). И, по мере их оживления, продавал бы их акции на бирже или путём частного размещения, возвращая в казну использованные на вкыкуп у банков средства. При этом сначала можно выкупать активы по цене их принятия в обеспечение, чтобы не сразу вводить баки в убытки. Но впоследствии делать перерасчёт в пользу фонда, если стоимость активов со временем так и не восстановится. Всё же убытки должны принимать кредиторы, а не казна. Дело казны - выручка в тяжёлое время, с последующим возвратом всей помощи.

Руководство выкупленными фондом предприятиями можно поручать подобранным по всемирному конкурсу управляющим. При  условии, что и сами управляющие значительные для себя деньги вложат, принимая личные риски на судьбу управляемого предприятия. (И самим фондом должны управлять люди, вложившиеся в него своими капиталами, не чиновники).

Изобретать ничего небывалого не требуется. Банкротство «Мечела» - не первое в истории человечества.

expert.ru

Reuters рассказал о роли Кремля в спасении «Мечела» :: Бизнес :: РБК

Холдингу «Мечел» Игоря Зюзина удалось избежать банкротства после вмешательства Кремля, пишет Reuters. Власти опасались, что в противном случае начнутся массовые увольнения и будет нанесен ущерб Газпромбанку

ОАО «Челябинский металлургический завод» (группа «Мечел») (Фото: Меркурий Голоднов/РИА Новости)

Реструктуризация долгов «Мечела», позволившая холдингу избежать банкротства, была произведена после вмешательства Кремля, опасавшегося массовых увольнений на предприятиях компании и ухудшения финансового состояния Газпромбанка, сообщает Reuters со ссылкой на 13 осведомленных источников.

Кремль, как рассказали источники, опасался, что, если «Мечел» обанкротится, это приведет к увольнениям среди 66 тыс. рабочих, многие из которых проживают в депрессивных регионах.

Два источника в банковской сфере сообщили Reuters, что руководство страны также требовало реструктуризовать долги «Мечела», опасаясь ущерба, который банкротство компании нанесет Газпромбанку, одному из ее крупнейших кредиторов. Долг «Мечела» перед Газпромбанком, по подсчетам Reuters, равнялся 20% оборотного капитала банка.

«В этой ситуации было много политики», — заявил агентству первый зампред Сбербанка Максим Полетаев. По его словам, «никто не хотел спасать [Игоря] Зюзина (основной владелец «Мечела». — РБК), но следовало сделать все возможное, чтобы избежать социальной нестабильности». Сбербанк также является крупным кредитором «Мечела».

В организацию сделки по реструктуризации был вовлечен глава «Роснефти» Игорь Сечин, рассказал Reuters один из источников. Сам Сечин сообщил агентству, что не хотел бы раскрывать то, о чем он говорит с президентом России Владимиром Путиным, но признал, что был в курсе проблем «Мечела». «Меня это вовсе не радовало. Я полагал и полагаю, что «Мечел» заслужил поддержку, которую в итоге и получил», — сказал глава «Роснефти».

Источник, сообщивший об участии Сечина в спасении «Мечела», и еще один собеседник агентства рассказали, что от имени Зюзина лоббистами спасения компании также выступали бывший глава РЖД Владимир Якунин и президент РСПП Александр Шохин.

Зюзин отказался отвечать на вопросы Reuters. Якунин заявил агентству, что «руководство страны» подняло вопрос «Мечела» после встречи с промышленниками.

Представитель «Мечела» отрицал, что компания рассчитывала на прямое вмешательство Кремля. Он заявил, что кредиторы руководствовались исключительно деловыми интересами и что компании помогло падение курса рубля, сократившее размер ее долга в долларах.

Источник Reuters в одном из банков-кредиторов сказал, что иски были отозваны в сентябре прошлого года и это открыло путь к сделке по реструктуризации долгов. Соглашение с кредиторами было одобрено акционерами «Мечела» 30 мая.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков сказал агентству, что руководство страны не давало никаких инструкций по спасению «Мечела». «В Кремле такое не обсуждается и не согласуется», — сказал он.

Газпромбанк не ответил на запросы Reuters. Представитель ВТБ, также являющегося крупным кредитором «Мечела», сказал, что решение банка реструктуризовать долг было продиктовано деловыми интересами, и назвал слухи о политическом вмешательстве в сделку «полной чепухой». Глава ВТБ Андрей Костин сказал Reuters, что решение по «Мечелу» принималось кредиторами, но правительство хотело, чтобы соглашение было достигнуто, так как «для него важна социальная проблема».

Как спасали «Мечел»

Reuters также обращает внимание на то, что Газпромбанк, третий по активам банк страны, имеет тесные связи с ближним кругом Путина. Сергей Иванов, сын главы администрации президента, до начала этого года входил в правление финансового учреждения. А основным акционером банка выступает «Газфонд», который возглавляет Юрий Шамалов — старший брат Кирилла Шамалова, владеющего крупным пакетом акций в «Сибуре». Reuters называет Кирилла Шамалова зятем Путина.

«Мечел» — одна из крупнейших в России горнодобывающих и металлургических компаний. Крупнейшие кредиторы — Газпромбанк ($1,7 млрд), Сбербанк ($1,3 млрд) и ВТБ ($1,1 млрд). К концу 2013 года долг «Мечела» достиг 12,4 EBITDA, и компания обратилась в банки с просьбой предоставить ковенантные каникулы, но Сбербанк и ВТБ отказались. К лету 2014 года правительство и администрация президента разработали план финансовой помощи «Мечелу», который предусматривал рефинансирование кредитов ВЭБом и выкуп железнодорожной ветки Улак — Эльга. Однако ВЭБ, который и сам находился в трудном финансовом положении, убедил чиновников, что помочь Зюзину не может.

В августе 2014 года Сбербанк, ВТБ и Газпромбанк предложили Зюзину конвертировать $3 млрд долга в 75% акций «Мечела». Тот выдвинул встречное предложение — выкупить всю компанию за $500 млн. Переговоры зашли в тупик, и Сбербанк и ВТБ обратились в суд.

Газпромбанк же принял решение не банкротить «Мечел». Forbes сообщал, что председатель правления банка Андрей Акимов позвонил премьер-министру Дмитрию Медведеву и сказал, что поддерживает Зюзина в отказе от конвертации долга в акции, а ВТБ и Сбербанк преследуют непонятные интересы, которые могут привести к развалу компании.

План реструктуризации долгов «Мечела» был согласован банками в начале февраля 2016 года. Он предусматривает перенос сроков выплаты задолженности с 2016–2017-го на 2020–2022 годы и увеличение залогов по кредитам и кросс-поручительствам.

www.rbc.ru

"Мечел" не избежит банкротства — Обещания.Ru

Глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев считает, что горнодобывающая компания "Мечел" взвалила на себя слишком большое долговое бремя и ее банкротство представляется наиболее вероятным сценарием. "Трудно предложить какой-то другой резонный вариант", - отметил министр.

Напомним, в состав компании "Мечел", созданной в 2003 году, входят более 20 горнодобывающих и металлургических предприятий, расположенных в 11 регионах России, а также в США, Литве и на Украине. В 2004 году основной владелец холдинга – Игорь Зюзин – сосредоточил в своих руках более 67% активов компании и начал размещение акций на Нью-Йоркской фондовой бирже. Параллельно он достаточно агрессивно расширял свой бизнес за счет заемных средств. В 2008 году на правительственном совещании Владимир Путин вдруг вспомнил о том, что "Мечел" продавал сырье на экспорт по ценам в два раза ниже российских. Зюзин на этом совещании отсутствовал из-за болезни. Путин предложил послать к нему доктора. В этот день стоимость акций компании упала почти на 40%. А вскоре начался мировой финансовый кризис. Цены на металлы и уголь обвалились. У "Мечела" начались проблемы с кредитами. По итогам 2013 года чистый убыток холдинга составил 2,9 миллиарда долларов, а общий долг – около 9 миллиардов долларов.

Среди основных кредиторов компании – "Сбербанк", ВТБ и "Газпромбанк".  Банку ВТБ "Мечел" задолжал 1,8 миллиарда долларов. В конце прошлой недели в кулуарах инвестиционного форума "Сочи-2014" глава этой кредитной организации Андрей Костин заявил, что после отказа Зюзина от конвертации долга в акции компании банк может обратиться в суд с иском о банкротстве.

"Если компания не может нести долговую нагрузку, единственным и самым рациональным способом является конверсия долга, что на самом деле для банка не очень хорошо. Если этого не будет, к сожалению, другого выхода, кроме как применять меры правового характера в плане подачи иска, у нас нет, потому что предлагаемый план "Мечела" нас не устраивает. Он не решает главную проблему. Сколько долги не реструктурируй, эта нагрузка непосильна", – подчеркнул банкир.

"Мне кажется, то, что говорит Костин, логично. Если компания — банкрот, должно быть правопризнание, другого выхода нет", - считает Улюкаев.

Как обвалился "Мечел" >>

Однако, учитывая, что на предприятиях компании работают тысячи человек, а в некоторых регионах эти заводы являются градообразующими, правительство РФ не оставляет надежд помочь "Мечелу" выбраться из долговой ямы. В августе вице-премьер РФ Аркадий Дворкович провел совещание с участием представителей компании и банков-кредиторов. Но устраивающий все стороны план по спасению холдинга принят не был. Консультации по реструктуризации долга продолжаются по сей день.

"Надеюсь, что переговоры будут успешными. Естественно, и "Мечел", и банки используют разные механизмы, разную тактику, чтобы получить наилучший для себя результат. Правительство следит за ходом переговоров", - говорит Дворкович.

Однако и среди членов кабинета нет единства по поводу дальнейшей судьбы компании. В июле министр финансов РФ Антон Силуанов заявил: "Нужно смотреть различные варианты дальнейших действий по отношению к "Мечелу". Банкротство как один из них. Не надо бояться слова "банкротство". Это же не остановка предприятия, не увольнение всех на улицу. Это значит — новый собственник должен прийти, новый и более эффективный".

Разговоры о возможном банкротстве "Мечела" возмущают главу Минпромторга Дениса Мантурова: "Это очередные провокации со словом "банкротство". Я на провокационные вопросы отвечать не буду". Мантуров считает, что стороны все же смогут договориться и выход будет найден. Его уверенность разделяют многие эксперты.

Банкротство "Мечела" обернется социальными проблемами >>

На фоне последних разговоров о дальнейшей судьбе "Мечела", акции компании в очередной раз обновили исторический минимум, потеряв 38% своей стоимости.

Поскольку для реструктуризации долга предлагается конвертировать около половины кредитов "Сбербанка", ВТБ и "Газпромбанка", которые являются государственными, окончательное решение будет приниматься все же на правительственном уровне.  

Срок окончания полномочий нынешнего состава правительства РФ – май 2018 года.

www.obeschania.ru

«Мечел» обанкротит ненужное

09.10.2013

Заложенный по кредиту «Мечела» Волгоградский завод труб малого диаметра (ВЗТМД), входящий в группу «Эстар» Вадима Варшавского, вчера подал заявление о признании себя несостоятельным (банкротом). Но ВЗТМД опередило московское ООО «Салиса»: 30 сентября оно подало аналогичные заявление к заводу и другому активу «Эстара» — Энгельсскому трубному заводу (ЭТЗ; также заложен «Мечелу»). Арбитражные суды Волгоградской и Саратовской областей соответственно приняли заявления, первое заседание по заявлению о банкротстве ВЗТМД назначено на 22 октября, к ЭТЗ — на 2 ноября. Дочерняя структура «Мечела» Skyblock Limited 27 сентября выиграла иск на $738,6 млн к шести компаниям «Эстара» — кипрской Cyberlink Limited, трейдинговой «ООО «Металлург-траст»», ОАО «Гурьевский металлургический завод», ОАО ВЗТМД, ОАО «Златоустовский металлургический завод» (ЗМЗ) и ЗАО «Металлург Ресурс», владеющему частью имущества ЗМЗ. Этот иск — следствие того, что «Эстар» не расплатился в июле с «Мечелом» по кредиту на $944,5 млн, выданному в ноябре 2011 года и обеспеченному залогом активов «Эстара». В консолидированной отчетности за 2012 год, опубликованной в апреле, «Мечел» указывал, что сумма долга «Эстара» на тот момент снизилась до $731 млн, но вероятность его возврата была признана нулевой, и холдинг сформировал под него резерв в размере $896,4 млн. По итогам 2012 года «Мечел» показал рекордный для российских металлургов убыток в размере $1,7 млрд, во многом обусловленный формированием этого резерва. По словам руководителя судебно-арбитражной практики адвокатского бюро «Егоров, Пугинский и партнеры» Сергея Ковалева, «Мечел» как мажоритарный кредитор получит возможность назначить своего конкурсного управляющего и контролировать процедуру продажи имущества заводов с торгов. Но быстро получить деньги у «Мечела» не получится, поскольку процедура банкротства может длиться годами, отмечает Сергей Ковалев. Источник: www.kommersant.ru

vbankrotstve.com

Кремль защитил «Мечел» от банкротства

По версии Reuters власти опасались массовых увольнений и ущерба Газпромбанку

Реструктуризация долгов «Мечела», позволившая холдингу избежать банкротства, была произведена после вмешательства Кремля, опасавшегося массовых увольнений на предприятиях компании и ухудшения финансового состояния Газпромбанка, сообщает Reuters со ссылкой на 13 осведомленных источников.

Кремль, как рассказали источники, опасался, что, если «Мечел» обанкротится, это приведет к увольнениям среди 66 тыс. рабочих, многие из которых проживают в депрессивных регионах.

Два источника в банковской сфере сообщили Reuters, что руководство страны также требовало реструктуризовать долги «Мечела», опасаясь ущерба, который банкротство компании нанесет Газпромбанку, одному из ее крупнейших кредиторов. Долг «Мечела» перед Газпромбанком, по подсчетам Reuters, равнялся 20% оборотного капитала банка.

«В этой ситуации было много политики», — заявил агентству первый зампред Сбербанка Максим Полетаев. По его словам, «никто не хотел спасать [Игоря] Зюзина (основной владелец «Мечела». — РБК), но следовало сделать все возможное, чтобы избежать социальной нестабильности». Сбербанк также является крупным кредитором «Мечела».

В организацию сделки по реструктуризации был вовлечен глава «Роснефти» Игорь Сечин, рассказал Reuters один из источников. Сам Сечин сообщил агентству, что не хотел бы раскрывать то, о чем он говорит с президентом России Владимиром Путиным, но признал, что был в курсе проблем «Мечела». «Меня это вовсе не радовало. Я полагал и полагаю, что «Мечел» заслужил поддержку, которую в итоге и получил», — сказал глава «Роснефти».

Источник, сообщивший об участии Сечина в спасении «Мечела», и еще один собеседник агентства рассказали, что от имени Зюзина лоббистами спасения компании также выступали бывший глава РЖД Владимир Якунин и президент РСПП Александр Шохин.

Зюзин отказался отвечать на вопросы Reuters. Якунин заявил агентству, что «руководство страны» подняло вопрос «Мечела» после встречи с промышленниками.

Представитель «Мечела» отрицал, что компания рассчитывала на прямое вмешательство Кремля. Он заявил, что кредиторы руководствовались исключительно деловыми интересами и что компании помогло падение курса рубля, сократившее размер ее долга в долларах.

Источник Reuters в одном из банков-кредиторов сказал, что иски были отозваны в сентябре прошлого года и это открыло путь к сделке по реструктуризации долгов. Соглашение с кредиторами было одобрено акционерами «Мечела» 30 мая.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков сказал агентству, что руководство страны не давало никаких инструкций по спасению «Мечела». «В Кремле такое не обсуждается и не согласуется», — сказал он.

Газпромбанк не ответил на запросы Reuters. Представитель ВТБ, также являющегося крупным кредитором «Мечела», сказал, что решение банка реструктуризовать долг было продиктовано деловыми интересами, и назвал слухи о политическом вмешательстве в сделку «полной чепухой». Глава ВТБ Андрей Костин сказал Reuters, что решение по «Мечелу» принималось кредиторами, но правительство хотело, чтобы соглашение было достигнуто, так как «для него важна социальная проблема».

Как спасали «Мечел»

Reuters также обращает внимание на то, что Газпромбанк, третий по активам банк страны, имеет тесные связи с ближним кругом Путина. Сергей Иванов, сын главы администрации президента, до начала этого года входил в правление финансового учреждения. А основным акционером банка выступает «Газфонд», который возглавляет Юрий Шамалов — старший брат Кирилла Шамалова, владеющего крупным пакетом акций в «Сибуре». Reuters называет Кирилла Шамалова зятем Путина.

«Мечел» — одна из крупнейших в России горнодобывающих и металлургических компаний. Крупнейшие кредиторы — Газпромбанк ($1,7 млрд), Сбербанк ($1,3 млрд) и ВТБ ($1,1 млрд). К концу 2013 года долг «Мечела» достиг 12,4 EBITDA, и компания обратилась в банки с просьбой предоставить ковенантные каникулы, но Сбербанк и ВТБ отказались. К лету 2014 года правительство и администрация президента разработали план финансовой помощи «Мечелу», который предусматривал рефинансирование кредитов ВЭБом и выкуп железнодорожной ветки Улак — Эльга. Однако ВЭБ, который и сам находился в трудном финансовом положении, убедил чиновников, что помочь Зюзину не может.

В августе 2014 года Сбербанк, ВТБ и Газпромбанк предложили Зюзину конвертировать $3 млрд долга в 75% акций «Мечела». Тот выдвинул встречное предложение — выкупить всю компанию за $500 млн. Переговоры зашли в тупик, и Сбербанк и ВТБ обратились в суд.

Газпромбанк же принял решение не банкротить «Мечел». Forbes сообщал, что председатель правления банка Андрей Акимов позвонил премьер-министру Дмитрию Медведеву и сказал, что поддерживает Зюзина в отказе от конвертации долга в акции, а ВТБ и Сбербанк преследуют непонятные интересы, которые могут привести к развалу компании.

План реструктуризации долгов «Мечела» был согласован банками в начале февраля 2016 года. Он предусматривает перенос сроков выплаты задолженности с 2016–2017-го на 2020–2022 годы и увеличение залогов по кредитам и кросс-поручительствам.

Андрей Кузнецов, Максим Товкайло

Фото: pochel.ru

Источник: «РБК»

www.rupolitika.com

"Мечел" подешевел почти вдвое. Эксперты: «Банкротство маловероятно». Челябинск Сегодня.

В среду, 13 ноября, очередной рекорд на российском рынке поставили акции "Мечела", начавшие падение за час до закрытия торгов и потерявшие по итогам сессии 41,35% своей стоимости. В "Мечеле" падение акций объяснили  рыночными спекуляциями и  заявили, что никаких негативных предпосылок для этого нет. Позже ЦБ заявил, что проверит сделки с акциями компании.

Видимых причин для столь сильной распродажи акций "Мечела" не было, несмотря на то, что финансовое положение компании близко к критическим уровням, показатели платежеспособности находятся на минимальных отметках, а финансовая отчетность не публикуется, заявил «ЧелябинскСегодня» аналитик «Инвесткафе» Андрей Шенк.

«Первая мысль, которая пришла мне в голову, — кредиторы объявили margin call основному владельцу и главе совета директоров "Мечела" Игорю Зюзину и начали сливать акции, в результате чего и случился их обвал, - считает эксперт. - Однако я всегда считал такой сценарий крайне маловероятным. Во-первых, риск банкротства такой компании как "Мечел" всегда сопряжен с большими социальными возмущениями, и государство, скорее всего, оказало помощь предприятию, о чем косвенно говорит предоставление ВЭБом проектного финансирования под главный инвестиционный проект — разработку Эльгинского месторождения, несмотря на определенные риски, с ним связанные, и неблагоприятную конъюнктуру угольного рынка. Во-вторых, кредиторы "Мечела" — в основном крупные банки, для которых такой сценарий в любом случае привел бы к существенным убыткам и образовал бы дыру в отчетности, на что они, скорее всего, вряд ли бы решились, предпочитая постепенно возвращать долги, предоставляя компании «ковенантные каникулы». Однако, глядя на график изменения эффективной доходности краткосрочных бондов "Мечела", я увидел, что резкий скачок цен начался именно на рынке корпоративного долга компании и лишь после перешел на рынок капитала. А вот тут-то и нельзя исключать, что у кого-то из держателей бондов "Мечела" сработал злополучный margin call, и он был вынужден продать большой объем бумаг по весьма низкой цене, что и спровоцировало цепную реакцию, которая плавно перешла и на акции компании. Поэтому можно предположить, что, скорее всего, никаких предпосылок для дефолта нет — только паника».

По мнению аналитика, немного успокоившись, рынок переоценит свое отношение к бумагам добывающей компании, в результате чего в краткосрочной перспективе они могут отыграть более 50% своего падения, что сулит неплохую доходность. «В возможное банкротство "Мечела" я по-прежнему не верю, так как долг компании слишком велик, чтобы кредиторы могли ее обанкротить без существенных для себя убытков, да и социальная нагрузка слишком ощутима», - добавил он.

Руководитель челябинского филиала компании БКС Илья Рощупкин также считает, что видимых причин для снижения цен на акции "Мечела" нет. «Это могло произойти по двум причинам: инвестфонд управляется какими-то правилами, позиция, открытая на продажу, оказалась слишком большая, поэтому цена пошла вниз. Вторая причина: появились какие-то новости, о которых пока мы не знаем пока. Третья причина: возможно, это атака на "Мечел".

Сегодня акции подрастают, но это стандартный отскок. "Мечел" утянул вниз и финансовый сектор — подешевели акции кредиторов "Мечела"».

Заявление Центробанка о проверке сделок с акциями "Мечела" Илья Рощупкин связал именно с третьей возможной причиной падения акций. «Они проверяют, не было ли атаки на "Мечел" или манипулирования ценами, - пояснил эксперт. - Сделки, конечно, никто назад не откатит, но проверить и наказать могут».

«О банкротстве речи не идет, оно не выгодно ни кредиторам, ни самой компании», - добавил руководитель филиала БКС.

Добавим, что последний подобный крупный обвал акций "Мечела" произошел в 2008 году. Падение произошло после обещания Владимира Путина «прислать доктора» владельцу "Мечела" Игорю Зюзину.

m.cheltoday.ru